Новое дело «ореховских»: тайна покушения на милицейского полковника 20-летней давности

Сeргeй Вялкoв стaл рeспeктaбeльным бизнeсмeнoм. И   явнo нe   oжидaл, чтo eму припoмнят
дружбу с   oрexoвскими.

Кaк ужe рaсскaзывaл «МК», рeчь идeт o пoпыткe убийствa зaмeститeля нaчaльникa oтдeлa пo бoрьбe с oргпрeступнoстью УВД Цeнтрaльнoгo oкругa стoлицы Никoлaя Пeтрoвa. В мужчину стрeляли в дeкaбрe 1998 гoдa oкoлo метро «Свиблово», когда он утром направлялся на работу. По случайному стечению обстоятельств киллер промахнулся, и 40-летний капитан остался жив. Первоначально за это преступление были задержаны братья Григорян, торговавшие на оптовом рынке в микрорайоне Новокосино. Они признались, что заказчиком преступления был Арсавит Манукян, контролировавший торговлю на нескольких оптовых рынках. Но в итоге задержанных отпустили, не найдя против них доказательств вины.

Спустя два года сыщики вычислили настоящих исполнителей преступления — ими оказались профессиональные убийцы Марат Полянский и Александр Васильченко из ореховской ОПГ. По их словам, Сергей Буторин по кличке Ося, который с 1995 года жил в Испании, попросил ликвидировать «мента» Петрова. Как выглядит жертва, они не знали, поэтому некоторое время дежурили возле дома милиционера и фотографировали всех выходящих из подъезда мужчин, а снимки отсылали Буторину. После согласования всех деталей операция состоялась, но закончилась полным провалом. По версии следствия, капитан вел активную разработку могущественной банды, что и послужило мотивом преступления.

Несмотря на показания криминальных авторитетов, громкое дело положили на полку. И там оно пылилось долгих 19 лет. За это время прошло несколько процессов над членами ОПГ по другим эпизодам, Сергея Буторина и Александра Васильченко приговорили к пожизненному заключению, их собрата Марата Полянского — к 23 годам заключения в колонии строгого режима. И вдруг Следственный комитет вспомнил про покушение на Петрова. Вновь допросил осужденных. Вся троица указала, что заказное убийство организовал бизнесмен и общественный деятель из Одинцова 53-летний Сергей Вялков.

Здесь нужно сделать небольшой экскурс в историю. Буторин, Вялков и Петров служили в одной воинской части и друг друга очень хорошо знали. К тому же Буторин и Вялков остались на сверхсрочную службу в этой же воинской части прапорщиками. Мужчины еще и сдружились на почве занятий боксом. Пути разошлись после развала СССР.

В 1990 году Вялков, уволившись из армии, стал заниматься коммерческой деятельностью в Одинцове на авторынке. Он, как и большинство коммерсантов, платил за «крышу» лидеру криминальной группировки Дмитрию Белкину по кличке Белка. А потом — Сергею Буторину. Собирал дань с предпринимателей его младший брат Александр Буторин.

В дальнейшем Вялков начал работать в техцентре «Кунцевский», а с 1994 года стал директором ООО «Нива-92». Эта фирма торговала автозапчастями. К нему как к коммерсанту подъезжали различные люди из криминальных кругов и требовали своей доли от получаемой прибыли. Об этих проблемах он рассказал своему армейскому другу Сергею Буторину. Тот обещал помочь решить возникшие проблемы. Через некоторое время поборы от криминальных лиц стали реже, а потом и прекратились совсем. Однако Сергей Буторин определил помесячную плату за свои услуги. В тот период она составила около 3 млн неденоминированных рублей. Исходя из устной договоренности с Буториным, Вялков стал выплачивать его посыльным вышеуказанную сумму ежемесячно, несмотря на то, что уже имел свою службу охраны.

До 1998 года Вялков платил «крыше» суммы, эквивалентные 8–10 тысячам долларов. Хоть выплаты для его бизнеса были обременительными, но отказать Буторину он боялся, так как предполагал, что его люди могут с ним расправиться. После кризиса 1998 года Буторин назвал свою плату — 12 тысяч долларов. На эти деньги Буторин обосновался в Испании, но продолжал руководить преступной группировкой, пока его оттуда не экстрагировали вместе с Полянским.

Обо всех этих особенностях «бизнеса по-русски» Вялков рассказал на одном из процессов по делу «орешков» в 2003 году. Потом всех первых лиц банды посадили, и, казалось бы, в гангстерской эпопее можно ставить точку. Но, видимо, Вялкову не простили те показания. И история с покушением на милиционера всплыла очень кстати.

Следственный комитет вышел в Басманный суд Москвы с ходатайством об аресте Сергея Вялкова. Генпрокуратура выступала против: мол, недостаточно доказательств причастности к преступлению. Но следователи проявили настойчивость и со второй попытки смогли убедить Фемиду в своей правоте — Вялкова отправили в СИЗО. Он — единственный, кому предъявили обвинение в организации убийства Петрова. А Буторин и Полянский до сих пор находятся в статусе свидетелей. Хотя, напомним, по версии следствия, стрелял в милиционера именно Полянский.

В ходе следственных действий проводилась очная ставка находящегося на пенсии Петрова и Вялкова. Но толку от этого мероприятия было мало: по прошествии времени Петров многое уже подзабыл и стал давать противоречивые показания.

На днях Мосгорсуд рассматривал жалобу на арест Вялкова. Тот заявил, что не совершал преступления. «Я все эти годы не скрывался и сотрудничал со следствием, помог раскрыть многие преступления, совершенные ореховской ОПГ, я и сейчас контактирую со следствием», — заметил бизнесмен. Адвокаты обвиняемого Вячеслав Канев и Татьяна Лучкина и представитель Генпрокуратуры РФ Елена Мещерякова потребовали изменения меры пресечения на домашний арест.

— Вялков никогда не привлекался к уголовной ответственности, не угрожал свидетелям. Его заграничный паспорт изъят. Он знал об аресте, несмотря на это, поехал на зимние каникулы за границу и вернулся. Все доказательства против Вялкова вымышленные, — приводил доводы защитник Канев.

Его коллега — Татьяна Лучкина — уверена, что Вялкова оговорили, чтобы отнять бизнес. Буторин многое сделал, дабы отомстить экс-другу.

— В представленных следствием документах мы не видим основания для преследования Вялкова. При этом Вялков и Петров — бывшие сослуживцы, между ними никогда не было конфликтов, все это время они вообще не поддерживали отношений, — заявила адвокат.

Однако представитель СКР громко протестовал и просил отклонить жалобу защиты Вялкова.

— По нашим данным, Вялков входил в ОПГ, он совершил преступление в составе организованной группы. Вот откуда у него все эти средства на успешный бизнес. В дальнейшем он просто легализовался, — убежден следователь.

В итоге Фемида оставила предпринимателя за решеткой.

Что же мы пока имеем в итоге? Конечно, дело о покушении на Петрова затянуло паутиной. И, само собой, на ум приходят несколько вопросов к следствию. Почему столь громкое дело не расследовалось все эти годы, если были известны имена преступников? Почему только сейчас арестован так называемый заказчик Вялков? Он ведь выступал свидетелем по многим делам в отношении «ореховских».

Вполне возможно, что кто-то решил «отжать» бизнес Вялкова. До сей поры у Вялкова все складывалось вполне благополучно, в том числе и со следственными органами — бизнесмену даже заранее сообщили о планируемом аресте.

Есть и другая версия. Буторин и Васильченко устали сидеть в колониях для пожизненно осужденных. Им захотелось вернуться в столицу — все-таки режим СИЗО — это небо и земля по сравнению с тюрьмой. И вместе с ними Полянский, соответственно. А ради такого путешествия можно придумать любой повод и дать показания по любому старому делу. А может, троица еще и побег задумала? Из изолятора сбежать будет легче, чем из «Белого лебедя». Поэтому и всплыл неожиданно бизнесмен Вялков.

И, наконец, третья версия. Буторин очень мстительный человек. Поговаривают, что и оперативника Петрова он захотел убить только ради того, чтобы его не забывали. Дни в колонии особого режима для Оси тянутся медленно, есть о чем подумать. Не исключено, что им двигала элементарная зависть. Ведь в молодости они с Вялковым были не разлей вода. А теперь в старости — один гниет в колонии, а другой богат и обласкан властью. Непорядок это, подумал Ося и решил рискнуть. Неожиданно план сработал. Вялкова тоже «закрыли», и, скорее всего, надолго. Фемида редко выпускает на свободу людей, обвиненных в столь тяжких преступлениях.