«Николая II подменили»: загадка царских зубов вызвала бурю

Чeрeп №4

O рeзультaтax нeдaвнeй стoмaтoлoгичeскoй экспeртизы «eкaтeринбургскиx oстaнкoв» нaшa гaзeтa ужe вкрaтцe писaлa («Нe цaрскиe этo зубы» «МК» oт 5 aпрeля 2018 г.). Врaч-стoмaтoлoг высшeй кaтeгoрии Эмиль Aгaджaнян и истoрик Aлeксeй Oбoлeнский прoвeли «исслeдoвaниe зубoчeлюстнoй систeмы и истoрикo-истoчникoвeдчeскoe исслeдoвaниe». Тeпeрь мы пoпрoсили учeныx, прoвoдившиx эту рaбoту, прoкoммeнтирoвaть пoлучeнныe рeзультaты бoлee пoдрoбнo.

Снaчaлa нa вoпрoсы «МК» oтвeтил Aлeксeй Oбoлeнский.

– Xoчу срaзу oбoзнaчить стaтус тoй рaбoты, кoтoрaя была проведена мной и моим коллегой: наш отчет озаглавлен, как «Заключения специалистов». Мы подключились к этой проблеме по просьбе Русского культурно-просветительского фонда Святого Василия Великого. Все результаты и сделанные выводы переданы Святейшему Патриарху Кириллу и Церковной комиссии по исследованию «екатеринбургских останков».

— Вы сомневаетесь в царском происхождении «екатеринбургских останков». Но ведь были проведены генетические экспертизы, которые подтверждают подлинность останков. Не так давно генетики нашли совпадения образца, взятого из захоронения Александра III, и образца останков, приписываемых Николаю II. Как объясните противоречия?

— Экспертиза ДНК, сравнивающая образцы из екатеринбургского захоронения с останками Александра Третьего действительно проводилась. Однако с 2016 года ее результаты не опубликованы и ни разу официально не озвучены.

Что же касается ранее проведенных экспертиз, то отношение к ним со стороны специалистов крайне неоднозначное. Ряд таких исследований, в том числе экспертиза генетического материала скелета №7, приписываемого Александре Федоровне, и образцов биоматериала родной сестры императрицы, Великой Княгини Елизаветы Федоровны, дала отрицательный результат. Родственная связь не подтвердилась.

Еще один факт: японскими учеными на основании проведенных им исследований опровергнуто и соотнесение останков № 4 из екатеринбургского захоронения с императором Николаем.

Продолжая тему генетической экспертизы, я хотел бы привести мнение ученого из Института общей генетики РАН доктора биологических наук, профессора Животовского.

«Решение Правительственной комиссии от 30.01.98 зиждется на результатах исследования ДНК предполагаемых останков царской семьи, найденных в могильнике близ Екатеринбурга. Между тем, их доказательственная ценность слишком мала для того, чтобы на них основывать столь исторически ответственное заключение.

В первую очередь, Комиссия нарушила основной принцип генетической идентификации личности: она не рассмотрела результаты проведенной ДНК-идентификации останков по нормам судебного расследования, а именно, не допустила состязательности всех высказанных версий всех сторон и не взвесила все доводы «за» и «против» этих результатов.

Более того, Правительственная комиссия, принимая свое решение по представленным заключениям экспертиз, фактически выполняла одновременно и функцию судьи, и функцию одной из сторон. Мое мнение с учетом всех доводов таково: если бы дело о «екатеринбургских останках» рассматривалось в суде, то оно должно было бы быть отправлено на доследование за недостаточностью, имеющихся ДНК-доказательств».

– Довелось прочитать высказывание одного из тех, кто участвовал в конце 1990-х в работе той Правительственной комиссии. Он высоко оценил уровень выполненного тогда историко-архивного поиска: «Были проведены без преувеличения беспрецедентные по масштабу и сложности исследования…»

– Архивный поиск первым следствием и комиссией Немцова не проводился вообще, как и историческая экспертиза. Недаром до прошлого года исследователи не имели под рукой давным-давно известные историкам материалы по покушению на Николая в японском городе Оцу в 1891 году. Не были изучены документы, свидетельствующие о расходах на стоматологическое лечение членов императорской семьи, и многое другое. Следствием и комиссией не изучались дневниковые записи и переписка императора, императрицы и их близких…

Наиболее объективную оценку проводимому тогда следствию и работе комиссии Немцова в целом, дал нынешний руководитель СК РФ Бастрыкин в своем докладе «Процессуально-криминалистический анализ материалов, связанных с обнаружением и исследованием захоронения неизвестных лиц, обнаруженного в 1991 г. в окрестностях г. Екатеринбурга» на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки», состоявшейся в Царском Селе весной 1998 года.

Вот какой итог он подвел: «Заключение экспертной комиссии о безусловной достоверности выполненных идентификационных исследований нуждается в серьезной критической оценке и дополнительной проверке существующими методами научной идентификации.

Что же касается доказательственного значения предложенного комиссией вывода, то он может рассматриваться только как вероятное заключение экспертов… Собранные следователем В. Н. Соловьевым доказательства отличаются односторонностью, поскольку в процессе расследования следователем воспринимались и фиксировались только те доказательства, которые укладывались в единственную версию, которая и составила основу расследования.

Иные возможные теории, в частности, версия о том, что в обнаруженном захоронении могли находиться останки других лиц, следователем Генеральной прокуратуры… не выдвигались и, соответственно, доказательства по ним не собирались…

Все вышеизложенное позволяет утверждать, что обстоятельства, связанные с обнаружением останков неизвестных лиц в окрестностях Екатеринбурга нуждаются в дополнительной проверке путем производства дополнительного расследования…»

«Кто мог удалить государю эти два зуба?»

А теперь некоторые интересные стоматологические факты от Эмиля Агаджаняна.

— В качестве исходных материалов для ваших исследований были предоставлены данные судебно-стоматологической экспертизы, проводившейся в первой половине девяностых — зафиксированные тогда точные параметры зубочелюстной системы всех черепов, поднятых из захоронения под Екатеринбургом.

Но достаточно ли этого для проведения полноценного анализа? Не требуется ли эксгумация?

— Было бы очень интересно лично осмотреть черепа, так как предыдущая экспертиза, совершенно очевидно, полностью опиралась на одну-единственную версию о принадлежности останков к семье императора Николая Второго. И потому все, что не совпадало с этой версией, не принималось в расчет, а кое-что даже было утрачено (например, неизвестно куда пропало несколько зубов, взятых на экспертизу ДНК, костей и т. д.).

Мы просили доступа к останкам, но так и не получили его. Однако наши исследования проводились на основании нескольких официальных экспертиз, проведенных официально приглашенными специалистами в рамках работы Следственной и Правительственной комиссии, подлинных документов, рентгеновских снимков, слайдов, фотографий, книг и других материалов, подлинность которых никто никогда не отрицал и не оспаривал.

— Вы утверждаете, что у царя не могло быть такое скверное состояние зубов, как у черепа, который приписывают императору. Один же из ваших оппонентов утверждает, что Николай страдал от пародонтоза, по отношению к которому тогда медицина была бессильна…

– Терминология в этом высказывании безграмотна. Пародонтоз путают с пародонтитом, что в стоматологии уже лет 20 как делать неприлично. Идет разговор о каком-то мифическом «размягчении кости», которого не бывает в природе и делаются глубокомысленные выводы о том, что эта болезнь не лечится сегодня, а следовательно, не лечилась и тогда.


фото: Александр Добровольский

Пародонтит в той или иной степени можно найти практически у любого человека, как сейчас, так и сто лет назад. Существуют уже давным-давно известные механизмы профилактики и лечения пародонтита, и довести себя до той степени запущенности, которую имел обладатель черепа №4, можно только абсолютно пренебрегая элементарными правилами гигиены, питания и не имея доступа к самому простому стоматологическому лечению.

Как уже неоднократно нами было доказано, государь никоим образом не был замечен за тем, что не чистил зубы, плохо питался и не посещал стоматологов. Как раз наоборот, абсолютно доказанный факт (и это подтвердило проведенное моими коллегами историко-источниковедческое исследование), что Николай Второй не только менял зубные щетки каждые 2-3 месяца, но и пользовался зубными эликсирами. Это показывает высокий уровень культуры ухода за полостью рта.

Также абсолютно доказанный факт, что император регулярно обращался за стоматологической помощью. Только за последние полтора года перед его трагической гибелью мы насчитали 14 посещений врача-стоматолога.

Говорить о плохом питании императора или о нездоровом образе его жизни тоже не приходится, ибо широко известны факты, что Николай Второй даже в заключении в Тобольске прекрасно и регулярно питался, постоянно занимался физкультурой на специально для него установленном тренажере, пилил и разгружал дрова, убирал снег…

Таким образом, учитывая вышеперечисленные исторически доказанные факты, говорить о том, что государь мог иметь подобную форму пародонтита и катастрофически запущенную несанированную полость рта, ни разу не протезировавшуюся за много лет после удаления шести жевательных зубов (а именно этот факт установила проведенная нами экспертиза), просто не приходится.

Еще один аргумент «против» касается двух зубов нижней челюсти, которые по всем обнаруженным нами признакам были удалены за 2-3 месяца до смерти человека, чей череп из екатеринбургского раскопа обозначен под №4.

Те, кто утверждает, что речь в данном случае идет о Николае Втором, должны объяснить кто и при каких обстоятельствах мог удалить государю эти два зуба. Однако на такой вопрос ответ до сих пор не получен. Не помогло и самое тщательное изучение дневников царя и других архивных документов.

— Ваш оппонент, участвовавший в 1997-98 гг. в работе Правительственной комиссии, приводит аргумент: у царицы стояли платиновые импланты с фарфоровыми коронками. И это тоже доказательство подлинности останков.

— Говорить о «платиновых имплантах» у царицы смешно, так как имплантации в те времена не было, да и просто не бывает имплантов из платины. Видимо путаница в терминологии возникла в данном случае из-за незнания предмета.

Проводя нашу экспертизу мы отметили, что уровень работы дантиста, осуществлявшего лечение женщины, которой принадлежит череп №7, довольно высокий. Но отнюдь не уникальный для стоматологии того времени!

Стоматология в России в начале ХХ века была на высочайшем уровне, чему есть многочисленные свидетельства. Практически все, что мы делаем сегодня, кроме имплантации, конечно, существовало уже тогда.

Мало того, услуги дантистов были куда доступнее, чем сегодня, про СССР говорить и вовсе не приходится…

Фарфоровая коронка в 1900-х годах стоила 1 – 1,5 рубля, что было по карману даже простому рабочему, не говоря уже о более обеспеченных слоях населения.

Российские врачи имели высочайшую квалификацию и постоянно выигрывали конкурсы во всех крупнейших европейских городах (чему есть документальные свидетельства и фотографии). Таким образом, любой более или менее обеспеченный человек мог получить стоматологическую помощь того уровня, которую демонстрирует работа дантиста на черепах 7, 3, 5, 6, приписываемых соответственно императрице и трем царским дочерям.


фото: pastvu

Тем удивительнее факт, что эта высококачественная работа так контрастирует с состоянием зубов и уровнем лечения у человека, которому принадлежал череп №4. Ведь всю императорскую семью обслуживал один и тот же врач-дантист.

В попытке хоть как-то объяснить этот феномен эксперты выдумали версию о дентофобии императора – его боязни лечения зубов. Но это предположение не нашло подтверждения ни в исторических документах, ни в дневниках Николая Второго и его супруги, ни в других документах, пользующихся хоть каким-то доверием у историков.

Упомяну еще один немаловажный, но стыдливо замалчиваемый факт. Все эксперты единодушно признают, что владельцы черепов № 3, 5, 6, 7, имеющие следы высококвалифицированной стоматологической помощи, 1-2 года до своей смерти, а возможно и больше, не лечились у стоматолога.

А ведь из дневниковых записей императора и других документальных свидетельств известно, что, как минимум два дантиста лечили членов царской семьи не только во время царствования, но и в ссылке. Последние сеансы зубоврачевания состоялись буквально за несколько месяцев до расстрела. Какого-либо объяснения этим противоречивым фактам мы так до сих пор и не получили.

– Судя по вашему «Заключению» есть и еще одна серьезная нестыковка в выводах специалистов, проводивших предыдущие исследования «екатеринбургских останков». Получается, что они двух принцесс поменяли головами…

— Эксперты тогда провели исследование останков и распределили все скелеты по возрасту. В том числе, согласно их исследованиям, череп №6 принадлежит девушке в возрасте от 20 до 24 лет. Княжне Анастасии на момент расстрела было 17 лет.

А череп №5, в соответствии с выводами экспертизы, принадлежит девушке возрастом от 17 до 20 лет. Между тем, княжне Татьяне, которой в итоге приписали этот череп, на момент расстрела был 21 год. Таким образом эксперты противоречат своим же собственным исследованиям.

Первоначально таких противоречий не было: эксперты сошлись на том, что череп №6 принадлежит княжне Татьяне, а череп №5 княжне Анастасии. Но потом, при проведении фото-наложения череп №6 никак не совмещался с фотографией княжны Татьяны. Вот тогда и было принято решение поменять их местами. Эта «операция» была описана в материалах самой экспертизы…

Читайте материал: «Тайную операцию подмены останков Николая Второго осуществил Берия»