Вы просматриваете: Главная > Наука > Наша служба и опасна, и трудна. 3,5 года для полицейского в постолимпийском Сочи

Наша служба и опасна, и трудна. 3,5 года для полицейского в постолимпийском Сочи

Наша служба и опасна, и трудна. 3,5 года для полицейского в постолимпийском Сочи

В редакцию ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» пришло письмо от 55-летнего жителя Сочи, сын которого, Сергей Кузнецов, ветеран чеченской войны с 2-мя наградами, до недавнего времени служил в полиции. 

В мае этого года приговором Адлерского районного суда г.Сочи Кузнецов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «в» ч.3 ст. 286 УК РФ, то есть – совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан с применением насилия и с причинением тяжких последствий, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев с лишением права занимать должности на государственной службе в органах местного самоуправления сроком на 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Потерпевшим по этому делу признан житель Новосибирска гражданин Соловьев, получивший с Кузнецова в рамках гражданского иска потерпевшего компенсацию морального вреда в размере 300 тыс. руб. и материального ущерба в размере 397 527 руб.

О том, что произошло годом ранее между находившимся в Адлере в командировке с коллегами новосибирцем Соловьевым и сотрудником сочинской полиции Кузнецовым, отец последнего поведал со слов самого осужденного.

2 апреля 2013 г. совместно со своим напарником Кузнецов патрулировал центр Адлерского района г. Сочи на патрульном автомобиле. Примерно в 1 ч. 00 мин. 3 апреля 2013 г. они обратили внимание на ранее неизвестного им мужчину, как позже выяснилось, Соловьева, который стоял в общественном месте на ул. Кирова Адлерского района г. Сочи напротив кафе и справлял нужду. Рядом с ним находился еще один мужчина – Абрамов. Полицейские подошли и потребовали у мужчин документы.

Так как у мужчин документов не оказалось, при этом потерпевший Соловьев вел себя неадекватно, грубо, находился в состоянии алкогольного опьянения, Кузнецов совместно с напарником их задержал и доставил в отделение полиции. Затем около 2 ч. 30 мин. ночи полицейские повели Соловьева и Абрамова в наркологический кабинет, расположенный в 100 метрах от отделения полиции. Однако, в наркологическом кабинете в холле Соловьев стал вести себя пренебрежительно по отношению к Кузнецову, стал демонстративно «испускать газы». Кузнецов сделал замечание Соловьеву, но тот продолжал вести себя пренебрежительно.

Неожиданно Соловьев вырвал у Кузнецова протокол, развернулся к нему спиной и попытался убежать. При этом Кузнецов схватил Соловьева за одежду, развернул, они оба не удержались на ногах и упали на пол. Так получилось, что Соловьев упал первым, а сверху на него упал Кузнецов, но его сразу же оттащил от Соловьева сотрудник наркоконтроля. Соловьев направился в туалет, а Кузнецов собрал документы и ждал его. В связи с тем, что из-за своего поведения Соловьев не прошел медицинское освидетельствование, Кузнецов с Соловьевым вернулись в отделение полиции. Когда они зашли в отделение, они увидели сотрудников ППС Варданяна и Насонова. Поскольку они также вели административно задержанных на освидетельствование, Кузнецов попросил их взять с собой Соловьева. Варданян и Насонов повели Соловьева и других задержанных в диспансер. Спустя какое-то время они вернулись, оформили Соловьева и поехали дальше патрулировать.

Как следует из свидетельских показаний гражданина Журбы, который находился в камере вместе с Соловьевым, он видел, что потерпевший стоял спиной к двери, внутри камеры была ругань (ругались матом). Один из задержанных крепко ударил потерпевшего 2 раза в живот. Затем люди в камере пытались их разнять. Примерно через 20 минут потерпевший  позвал дежурного и попросил вызвать скорую помощь.

Когда приехали сотрудники скорой помощи Соловьев обвинил в своем избиении Кузнецова. Затем Соловьев был доставлен в хирургическое отделение городской больницы №3, где ему диагностировали тупую травму живота, шок 1-ой степени и разрыв селезенки.

Несмотря на то, что все вышеуказанные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей (С.Г.Коношьяна, А.С.Насонова, Ю.Р.Варданяна, С.Л.Петросяна и Г.А.Журба), зафиксированными в протоколах судебных заседаний по данному делу, Соловьев обвинил Кузнецова в причинении вреда здоровью и на основании его заявления было возбуждено уголовное дело.

Приговором Адлерского районного суда г. Сочи от 26 мая 2014г. Сергей Кузнецов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «в» ч.3 ст. 286 УК РФ.  

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 16.07.2014 г. указанный приговор изменён, удовлетворено апелляционное представление: из осуждения Кузнецова исключен квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч.3 ст. 286 УК РФ – причинение тяжких последствий; наказание снижено по п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ с 3 лет 6 месяцев лишения свободы до 3 лет 4 месяцев лишения свободы.

Апелляционная жалоба адвоката оставлена без удовлетворения.

В передаче жалобы адвоката Кузнецова на приговор Адлерского районного суда на рассмотрение судом кассационной инстанции отказано 5 сентября 2014г. Постановлением судьи Краснодарского краевого суда Курдакова.

23 сентября 2014 г. в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ была подана кассационная жалоба, о дате рассмотрения которой пока ничего не известно.

По мнению отца осужденного, признанный потерпевшим в данном деле Соловьев, «опасаясь за собственную жизнь, вместо того, чтобы обвинить лицо, которое находилось вместе с ним в камере и в действительности причастно к причинению вреда его здоровью, решил выдвинуть обвинения в отношении непричастного к этим действиям сотрудника полиции, руководствуясь мотивами личной неприязни и, судя по всему, одновременно помогая следственным органам Краснодарского края улучшить статистику раскрываемости преступлений».  

В письме отец осужденного полицейского обращается за помощью и подчеркивает: «…мой сын был участником боевых действий в Чеченской Республике, защищал нашу Родину, рискуя собственной жизнью, имеет поощрения от командования объединенной группировки Вооруженных Сил в Северо-Кавказском регионе. Я обращаюсь к Вам, как отец, который практически потерял сына. Я знаю своего мальчика, знаю, как я его воспитывал и знаю, что он никогда бы не обидел невинного человека!!! В суде нас никто не слышит и не обращает внимание на доказательства, которые мы представляем!»

Что бы в действительности ни случилось в ночь на 7 апреля 2013 г. в Адлерском районе Сочи, хочется верить, что Верховный суд в этом уж точно разберется и поставит точку.

Однако, исходя из решения суда апелляционной инстанции по этому делу, первая мысль, которая пришла сотрудникам редакции после ознакомления с этой историей – это дело братьев Алюшиных, обвиненных за хищение кредита у казахского Казкоммерцбанка в 2009 г.

Тогда отцу и сыну дали 5 лет лишения свободы за хищение $12 млн. Когда выяснилось, что украли они не 12 млн., а в два раза меньше – всего 6 млн., Мосгорсуд снизил им срок наказания с 5-ти до 3-х лет «в связи с существенным снижением вреда».

То есть, все решают 6 миллионов долларов?

А в деле Кузнецова существенное снижение вреда привело к снижению срока наказания на 2 месяца из 42.

Выходит, рассчитывать на существенное смягчение наказания в связи со значительным снижением вреда в нашей стране вполне могут мошенники, похищающие миллионы долларов, но никак не ветераны чеченской войны, защищавшие целостность нашей страны в один из труднейших для нее периодов?

Документ 1
Документ 2
Документ 3
Приговор

Обсуждение закрыто.

Политика | Недвижимость | Портал о бизнесе